Под одним тулупом с Пронягиным

Недавно в редакцию пришло письмо за подписью: «Леонид Зодчий». Оно короткое, а посему есть возможность привести его текст полностью:
«В день своего сорокалетия в 1987 году я заглянул на «огонек» к другу и товарищу по работе - художнику Валерию Мизонову в его творческую мастерскую с гостинцем, чтобы «поздравить» его с моим днем рождения. «На огонек» - надо понимать в буквальном смысле этого крылатого выражения. Широкие окна творческой мастерской, освещаемой четырьмя шестиламповыми люминесцентными светильниками, ярко выделялись среди пятиэтажной застройки, тем более, что мастерская находилась на шестом надстроечном этаже, и была видна издалека даже в предвечернее время. После обычных приветствий и информации «о том, о сем» мне пришлось объяснить причинную связь своего появления «по случаю». Валерий призадумался: «Чтобы тебе подарить? А, впрочем, что тебе понравится - это и будет моим подарком», - произнес он, обведя при этом широким жестом пространство мастерской.
Когда я остановился, рассматривая диковинную, невиданную мною ранее малую скульптуру, Валерий подошел ко мне со словами: «Что, нравится?» «Так это уникальное творение», - промямлил я. «Вижу, что нравится. Бери. Это мой подарок тебе!»
Так я стал обладателем, определенно, шедевра из творческого багажа Мизонова Валерия Петровича. В.П. Мизонов родился 5 февраля 1958 года в г. Томск-7. В 1984 году закончил Высшее Московское художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское) по специальности «Художник декоративно-прикладного искусства». Работал в Северске художником в ГРСУ, затем - главным художником города - с 25 марта 1985 г. по 9 декабря 1988 г. и после двенадцатилетнего перерыва - с марта 2000 г. по сентябрь 2005 г. - снова в этой должности в Администрации города. Все годы, до 2005 г. работал по приобретенной (в Пензенском художественном училище, а затем, в МХПУ) специальности.
Творчество художника Мизонова - отдельная и достойная тема для пера писателя-журналиста.
Несколько слов о подарке моего друга художника... Малая объемная скульптура для кругового обозрения не названа автором каким-либо наименованием потому, что, по его словам, он предоставил это право зрителю. Более двадцати лет эта скульптура хранится у меня. Ее никто не видел, кроме близких друзей и сотрудников керамического цеха в период ее создания в июне-июле 1987 года. Я всегда чувствовал вину за собой - за укрытие этой чудесной работы перед автором и людьми. Поэтому обратился в «Новый Диалог» с просьбой об ознакомлении с шедевром нашего земляка - художника В.П. Мизонова... пока, что на страницах этого, уважаемого мною, издания». Под текстом письма подпись: январь 2011г., Леонид Зодчий.

Журналистам «НД» было понятно, что «Леонид Зодчий» - это, скорее всего, псевдоним и поэтому захотелось узнать настоящее имя автора письма. Проведя нехитрое «журналистское расследование», мы выяснили, что за этим псевдонимом скрывается Леонид Константинович Слесарев, в прошлом - главный архитектор нашего города. Сказать, что его письмо нас заинтересовало - значит, ничего не сказать, и ваш покорный слуга напросился в гости к Леониду Константиновичу, дабы лично лицезреть это «малое художественное чудо света», судя по его описанию.
В назначенное время состоялась наша встреча с обладателем уникальной скульптуры. Леонид Константинович продемонстрировал ее художественные достоинства и прелести со всех сторон и во всех ракурсах. Насладившись и насытившись увиденным - мне захотелось поговорить с хозяином скульптуры немного и о нем самом, в рамках нашей рубрики «Персона». И вот что из этого получилось...

- Леонид Константинович, пожалуйста, несколько слов о себе...
- Родился я в Новосибирской области, в дальней деревне - от железной дороги аж 180 километров. В Кыштовке - районном центре Новосибирской области - окончил восьмилетку. Родители мои были простые крестьяне. После школы поступил сразу же в Новосибирский инженерно-строительный институт имени В. Куйбышева (сейчас это Академия архитектуры) на архитектурный факультет. В 1970 году закончил обучение в ВУЗе и по распределению приехал в Томск-7 в распоряжение председателя горисполкома Конькова Владимира Ивановича в отдел по делам строительства и архитектуры. Там я проработал пять лет. Далее один год потрудился во ВНИПИЭТ. Затем, бывший главнй архитектор города Косоногов Василий Федорович порекомендовал меня на свое место, поскольку он уходил на повышение главным архитектором Томской области. Вот я - с 1976 года и по 1993 год работал главным архитектором города Северска. Сейчас - я на пенсии.
- Получается, Леонид Константинович, Вы имеете самое непосредственное отношение ко всему тому, что строилось в Северске с середины семидесятых годов прошлого столетия? Ведь отдел по архитектуре и градостроительству следит за исполнением Генплана города и в том, какой облик сейчас имеет наш Северск - есть и частичка Вашего труда, так?
- Выходит, что так. Я принимал участие при завершении разработки Генерального плана города, исполненном в недрах проектного института в Ленинграде. Наш отдел выступал посредником между городом и проектной организацией. Неоднократно я летал в Ленинград на согласования различного рода. По завершении разработки Генплана - я его представлял перед местными депутатами. После утверждения Генплана основной задачей главного архитектора являлось строгое руководство этим документом при застройке города. Таким образом, отвечая на Ваш вопрос, могу сказать прямо, что я непосредственно участвовал в тот период в разработке Генплана и застройке нашего города.
- На этот период, как раз приходятся годы руководства Управлением «Химстрой» Петра Георгиевича Пронягина. А Управление «Химстрой», как известно, выступало генподрядчиком практически на всех промышленных, социально-бытовых и жилых объектах города. Поэтому меня интересует вопрос - Вы напрямую контактировали с Петром Георгиевичем Пронягиным по рабочим проблемам?
- Да. У меня осталось просто такое чистое ностальгическое чувство о «Химстрое». Это предприятие в те годы переживало свой расцвет, когда им руководил Почетный гражданин города, Герой Социалистического Труда Петр Георгиевич Пронягин. Мы с ним не так часто контактировали, но по основным вопросам приходилось иногда встречаться. Очень жалко, что «Химстрой» сегодня уже не тот, фактически его нет. Но со временем в Северск пришли многие другие строительно-монтажные организации, которые становились генподрядчиками. Этот процесс проходил постепенно, как бы, исподволь. Тем не менее, до сих пор я уважаю Петра Георгиевича и, надеюсь, что он тоже помнит меня.
- Вы помните первую встречу с Пронягиным? Как Вы познакомились с Петром Георгиевичем?
- Первую встречу точно не помню. Но хорошо врезалась в память одна из встреч с ним после моего вступления в должность главного архитектора города. Мы вместе ездили на конференцию по строительству и архитектуре в город Степногорск, что находится в Казахстане. По решению Петра Георгиевича - делегацией в тринадцать человек - мы поехали в Степногорск на «ПАЗике». Это была незабываемая поездка, не говоря уже о самой конференции - получился весьма солидный и представительный форум строителей нашей системы Минсредмаша. Здесь я Петра Георгиевича узнал достаточно близко. Ехали мы три дня и две ночи. Так вот - в одну из ночей пришлось даже ночевать под открытым небом на свежем воздухе. И, что самое любопытное - мне довелось спать под одним тулупом с Пронягиным. Он такой интересный и занятный человек. Перед сном мы долго беседовали обо всем. Представляете, под нами степь, а над нами - чистое звездное небо, бесконечность... Все это располагало к философским разговорам. Наговорившись досыта, Петр Георгиевич предложил: «Ну, давай, поспим, Леонид Константинович». Ну, мы с ним и задали «храпака» на пару - под звездным казахстанским небом. Долго спать, правда, не пришлось. Утром стало очень прохладно. В общем, Петр Георгиевич - чудесный, замечательный человек и он всегда останется таким в моем сердце. Человек большого государственного масштаба, с неординарным мышлением и феноменальной памятью. Пронягин, по сути, был ведущим исполнителем всех задумок архитекторов, художников. К их искусству он относился очень уважительно и воплощал их творения в жизнь. Вот возьмите хотя бы - новую баню оздоровительного типа по улице Калинина... Там много керамической скульптуры, прекрасные по замыслу и воплощению интерьеры. Много резных деталей и мебели из дерева. Петр Георгиевич всегда приветствовал сотрудничество строителей с архитекторами и художниками.
- А мне думается, что самое красивое здание у нас в городе - это Театр для детей и юношества. Вы же, наверняка, имели отношение к его проектированию и строительству?
- Имел отношение в том плане, что по должности приходилось контролировать ход строительства. История проектирования Театра для детей и юношества, в общем-то, простая и несложная. Проходило проектирование этого объекта без конкурса. Негласно право авторства проектных работ было предоставлено архитектору Базылевичу Павлу Андреевичу. Вот он от начала и до конца работал над этим проектом. Действительно, получилось очень красивое здание. Кстати, без художников-архитекторов и здесь не обошлось. Вы, наверное, помните и фонтан, и бассейн, и скульптурные керамические группы на фасаде, и композиция наверху в виде воздушного шара... Внутреннюю отделку воплотили на основе идей художника Валерия Мизонова. Удачное здание.
- Чем Вы еще гордитесь, Леонид Константинович, в Северске? Какими объектами?
- Горжусь тем, что Генеральный план города выдержан практически точно, с небольшими изменениями, что допускается на практике. В целом, все реализовывалось, как задумывали ленинградские архитекторы-проектанты. Кстати, срок старого Генплана еще не истек. Еще имеется некоторый запас территории в городе для дальнейших работ... Проектов достаточно. Думаю, что это и есть основная моя гордость. Из более мелких деталей - моей гордостью является въездной знак в город Северск за рекой Киргизкой. Он стал символом нашего города. Что еще? Пожалуй, Доска почета у Природного парка. Она органично смотрится в общем ансамбле главной площади города.
Хочу сказать, что тот красивый облик, который имеет город - это плод коллективного труда многих и многих талантливых людей, которые по праву могут гордиться итогами своей работы, как и я.
- Леонид Константинович, сегодня город нуждается в новом Генеральном плане. Вы, наверное, и без меня это хорошо знаете. Вы интересуетесь ходом работ в этом направлении? Востребован ли Ваш опыт, востребован ли Ваш опыт, востребованы ли Ваши знания нынешней властью? Обращаются ли к Вам за советом, консультацией?
- Срок действия Генплана образца 1977 года подходит к завершению и следует думать о дальнейшем развитии. Я раньше так считал и сейчас считаю, что какие-то территориальные возможности города практически исчерпаны...
- Согласен с Вами. На севере - промышленная зона. На востоке - санитарно-защитная зона ТНХК. На западе - река Томь. На юге - упираемся в Томск. Так может быть - двигаться на левобережье Томи и на смычку с областным центром? Как Вы считаете?
- Чтобы развиваться на левом берегу - нужны колоссальные финансовые средства. А двигаться к Томску - более реальный вариант. Развиваясь таким образом - можно рассматривать возможность стать районом города Томска, при этом, не потеряв свою административную самостоятельность и статус города по примеру Академгородка в Новосибирске.
- То есть, географически - мы сливаемся в единый конгломерат с Томском, а юридически - остаемся самостоятельной административной единицей?
- Да, именно, так. Впрочем, я думаю, что нынешние руководители города достаточно грамотные компетентные специалисты, что вполне могут обойтись и без моих советов.
Есть у меня отдельные мысли по благоустройству города. Возможно, я их сформулирую и снова обращусь за помощью к Вашей газете.
- Да, не вопрос, Леонид Константинович! «Новый Диалог» - всегда открыт для своих читателей. Собственно, для вас мы и работаем. Спасибо Вам за письмо и за интервью.

Дворецкий А.
//Новый диалог.- 2011.- 25 февр.- С. 6.

Выключить

Муниципальное бюджетное учреждение

"Центральная городская библиотека"

Размер шрифта:
А А А
Изображения:
ВКЛ ВЫКЛ
Цвета:
A A A